Воспоминания: финские деревни в кольце блокады

Ораниенбаумский пятачок  в годы войны стал одним из самых кровопролитных участков обороны Ленинграда. Плацдарм был отрезан от основных сил советских войск, но сыграл важную роль в отражении попыток немцев взять город со стороны Финского залива.  Протяженность от реки Воронки до Петергофа  около 65 км по фронту, до 25 км в глубину. Плацдарм образовался 16 сентябяр 1941 после прорыва немецких войск к Финскому заливу в районе Урицка, удерживался частями Красной Армии при поддержке береговой и корабельной артиллерии Балтийского.  Связь с Ленинградом осуществлялась через Финский залив и Кронштадт по "Малой дороге жизни". Вместе с военным все тяготы войны разделило гражданское население. В кольце блокады Ораниембанского пятачка оказались десятки финских деревень. 
 
Берта Захаровка Сакса, родилась в 1932 году в деревне Ручьи (Ojankylä)
 
 
Наша деревня была чисто финская. Отца расстреляли в 1937 году по ложному доносу. Он был капитаном рыболовецкого судна. Вся деревня работала в рыболовецком колхозе Труд.   О начале войны объявили по радио.  В 1941 году мама, Елена Пантелеевна,  собрала хороший урожай.  В яме был урожай картошки, в погребе -  варенье, бочка квашеной капусты, грибы. 
В 1941 году я пошла во второй класс. 9-го сентября нас принимали в пионеры. Галстук надо было покупать самим. У других они были шелковые, покупные, а у меня из старой ткани.  Когда нас принимали в пионеры, стреляла дальнобойная артиллерия.  
Когда началась блокада, к нам пришли солдаты.
- Помогите раненым.
Мама отдавала все.   У нас была корова, две козы, 5 овец, куры. Все съели раненые. У нас осталась только коза. Мы ее прятали. Не помню, чтобы она давала молоко. 
 Когда начались бои на р. Воронке, оттуда везли многочисленных раненых. Вся застава была переполнена. До декабря мы посещали школу, нам давали там горячие супы.  Когда начиналась воздушная тревога, прятались в блиндаж рядом. Школу закрыли в декабре, в ней открыли госпиталь.  Супы нам уже не давали, не хватало раненым. Их было  тысячи, умерших  не успевали хоронить, закапывали в снегу.
Мама работала на ловле рыбы. В начале  войны еще были живы колхозные лошади, ездили на них. Когда установился лед, то лошади возили рыбу на санях. В море ходили по пропускам, на берегу стоял пост охраны. Мама оставляла пропуск, и уходила в море, а возвращаясь, забирала его.  Рыбу ловили сетями. Мама приносила рыбу, а у дома ждали два солдата.  Все сдавали раненым. Нам оставляли только   5 рыбин. 
Немец все время обстреливал и сбрасывал  листовки на русском языке.
- Не ловите Красной армии рыбу. Мы вас всех перестреляем.
 Однажды мама не пришла. Все рыбаки уже забрали свои пропуска. В этот день немец перестрелял всех лошадей. Подлетел низко на самолете и расстрелял из автомата. Мать спряталась в льдину, когда вылезла, все вокруг было в дырках от пуль. У мамы с ее братом дядей Ваней  была одна лошадь на двоих. Немцы ее застрелили, а дядю Ваню ранило в руки и ноги. Мама не могла оставить ни дядю  Ваню, ни рыбу. Ее ждали раненые. Мама повезла на себе свои сани с рыбой, дяди Вани с рыбой, и самого дядю Ваню. И вот наступила ночь, и они заблудились.
Мы пришли на пост, нет маминого пропуска и дяди Вани. Мы подумали, что маму убили, ведь немцы обещали это сделать в своих листовках. Солдаты начали нас утешать.
- Мы уже послали на поиски вашей мамы. Может быть,  они просто заблудились. 
Мы сидели всю ночь в будке.
Прибегает солдат.
- Мы нашли   маму и дядю.
Дядю Ваню сразу отвезли в госпиталь, а маму домой.
У нас были карточки. Мы по ним получали 125 гр. хлеба.  Двоюродная сестра Эмилия с подругой ездили на санках  за 15 км в Шепелево  получать блокадный хлеб на всю деревню. За эту работу они получали крошки. 
28 марта поступил приказ всем собираться. Разрешалось брать с собой не более 16 кг. Мама сидела и плакала. Пришли два солдата, переписали все вещи. Мы с сестрой Лилей были дома вдвоем. Они спросили:
- Дети, а скот у вас есть.
У нас осталась коза Галя, но мы поняли, что он спрашивает про кота. Нашего  кота переехала санитарная машина,  мы так и ответили. О том, что у нас была коза Галя, мы не сказали.
Мама в это время была у бабушки. Когда она вернулась, то спросила:
- А Галю не записали?
- А про Галю не спрашивали. 
Перед эвакуацией Галю зарезали. Ее сварили в чугуне с капустными листами. Солдаты сказали, что нас увозят на время, и скоро мы вернемся.  Все добро отставили дома. Взяли только из комода венчальное платье мамы, костюм отца, подзорную трубу, конспекты отца, самовар, чтобы в лесу варить чай. А наш комод я потом нашла в одном из домов наших соседей «новых русских». Его хотели выбросить, а я забрала его себе. У тети Матильды была парализованная мать 7 лет. Все очень просили ее оставить, чтобы не мучать. Но солдаты погрузили и ее. 
Нас привезли  в Ломоносов, оттуда по льду Финского залива в Лисий нос.  По дороге Жизни и льду Ладога добрались до того берега. Лед трескался, клали доски. В машину перед нами попал снаряд. Шофера успели выскочить, а машина ушла под лед. С нами ехали ленинградцы, они были еще голоднее нас, на них было страшно смотреть. 
 Всю дорогу мы были под конвоем, нас проверяли по спискам. Старшего брата Колю в 1941 году взяли на фронт. Он заболел, попал в госпиталь в Вологде, написал нам письмо. Мы  проезжали Вологду, мама знала адрес госпиталя и попросила начальника эшелона повидаться с сыном. Но он не пустил. Коля попал в трудовую армию в Кемеровской области пробыл  до 1946 года. Около Урала нас начали кормить лучше. Ленинградцы умирали каждый день. 
Начиная с Омска начали отцеплять вагоны. Наш вагон оставили в  Хакасии, в Красноярском крае. Был уже июнь, жара. Когда мы вышли их вагона, нас окружила милиция. Мама стала работать в колхозе. Нас называли там ленинградцами. В 1944-1945 годах был голод. Все продукты отдавали на нужды армии. Мы ходили собирать колоски по полям, а председатель отлупил  нас за то, что мы воруем у Красной армии. В день Победы мама не пошла работать  и удивлялась, что соседи в такой день работают.  
 
Людмила Николаевна Сантолайнен. Родилась  в 1921 году в деревне Липово
 
 
 Отец работал приемщиком рыбы. Мать умерла в 1936 году.
-  Нас осталось пять детей.  Я окончила 4 класса финской школы. Потом надо было работать дома, нянчить младшую сестру.  Отец построил дом в деревне Кандикюля.
Перед войной я работала в Шепелево на коптильном заводе, ходила пешком 4 км. Потом мне дали место в общежитии. Война застала меня на рабочем месте. Нас отправили всех в лес, пилили лес.  Нам руководили военные. В Шепелево  и в Карвалдае копали окопы. Однажды я сильно повредила ногу, пока болела, не получала пайка.  Надо было получить деньги в Ломоносове, но началась бомбежка. Мы стояли под деревом, погибло много людей. 
В деревне появились беженцы, он выкапывались картошку из огородов. В начале войны военные корову увезли военные. В огороде была картошка, мы собрали ее, отец хотел убрать в яму. Но пришел уполномоченный,  и  военные  забрали, угрожал  расстрелять, если не отдадим. Две недели мы жили без хлеба, из-за боев не было поставок. Мачеха нашла на чердаке шкурки, их скоблили, варили. 
Две сестры из нашего колхоза, Маруся  и Тоня,  пошли  писать  заявление на фронт. Они звали и меня. Я написала заявление. Полковник сказал мне:
- Ты не пойдешь на фронт. Тебя там немцы повесят.
И разорвал.
- Я тебя не пущу. Ты молодая  и красивая.
А эти две сестры пропали без вести. У старшей сестры осталось двое детей. 
Я сказала сестрам, что меня не пустили на фронт. Сказала, что из-за того, что я финка. 
Я с 15-летним братом  Карлом  ходила ловить рыбу. Нам разрешали брать домой поесть совсем немного. Немец низко летал и  стрелял обычно в 2 часа,  рыбаки погибали от пуль.  Мы укрывались белыми простынями
28 марта пришел уполномоченный,  нас выгнали из домов. Сети остались в море.
В Сибири высадили в пустынном месте. С нами были немцы, латыши. Спали под открытым небом на досках. Работали привычно — ловили рыбу, чинили сети. Потом нас отправили на Карское море. Мы шли пешком 240 км. По дороге мы узнали, что кончилась война.  Все очень радовались.  В Сибири я вышла замуж за свое земляка из нашей же деревни, но нас родился сын. Но он умер, когда ему был 1 год и 2 месяца. 
 
Читайте также:

Комментарии

  1. вера в добро
    Читай , Йохан Бекман ... , читай и помни.
  2. опаньки
    Спасибо Вам, за Ваш подвиг, милые денщины. ПС. Помни Бекман! Помни. В тебе течёт настоящая кровь, а не слизь фашистской падали, что вместе с немцами уничтожала Ленинград, уничтожала русских, вепсов и прочих карелов, евреев, и финнов.
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ