PÄÄSIÄINEN: Пасха у ингерманландских финнов

В преддверии Пасхи инфоцентр FINUGOR представляет вниманию читателей статью о пасхальных традициях ингерманландских финнов. Статья подготовлена по материалам Центра коренных народов Ленинградской области.
***
 
В финском языке название праздника Пасха - Пяасияйнэн (Рääsiäinen) - происходит от слова päästä (освобождаться, кончать), что означало действие выхода или освобождение от поста, греха и смерти. Пасха не имеет строгой даты и обычно празднуется в апреле. Пасхальный период длился 8 дней и начинался в пальмовую или вербную субботу, за которой следовала страстная неделя пиинавиикко (piinaviikko – неделя мучений), когда нельзя было делать ничего шумного или пользоваться острыми предметами. Считалось, что в это время души покойников двигаются вокруг людей, забирая им предложенную еду и давая знаки о будущих событиях.
 
Первым днём пасхальных праздников было пальмовое воскресенье "Пальмусуннунтай" (palmusunnuntai). Заранее собирали ветки вербы с красной корой и ставили в воду, чтобы появились листья. К веткам прикрепляли разноцветные лоскутки ткани, бумажные цветы и фантики от карамели, добавляли («для зелени») стебли брусники и ветки можжевельника. С «вербованием» связана мысль об очищении и изгнании злых духов, поэтому сначала вербовали себя, затем членов семьи и животных. Важно было вербовать рано, еще до рассвета, когда злые силы начинали двигаться, поэтому часто вербующие застигали спящих врасплох.
 
 
Пасхальный четверг киираторстай (kiiratorstai) был днём очищения от греха и всего плохого. По мнению финнов, киира (kiira) - некая злая сила, существо, живущее во дворе, и его следовало в этот день прогонять в лес. Но исследователи считают, что это слово произошло от старо-шведского названия этого дня – skirslapoordagher (очистительный, чистый четверг). Финские крестьяне переосмыслили этот праздник и непонятное его название. Киира три раза обвозили вокруг дома, и делали на всех дверях комнат мелом или глиной круг, а в центре – крест. Верили, что после совершения таких действий злые силы уйдут, и змеи не появятся летом на дворе. В этот четверг нельзя было совершать никаких работ, связанных с кручением – нельзя было прясть и вязать веники, иначе опять не избежать прихода змей.
 
 
В пасхальную пятницу питкяпэрьянтай (pitkäperjantai) была запрещена любая работа. Ходили в церковь, но в гости ходить было нельзя. Считалось, что эта пятница и суббота ланкалауантай (lankalauantai) – худшие дни в году, когда все злые силы приходят в движение, а Иисус еще спит в могиле и не может никого защитить. Кроме того, по миру начинают ходить и летать, нанося вред, ведьмы и злые духи. Также, как в рождественское и новогоднее время, от них защищали двери и оконные проёмы, ставя крестовые знаки и благословляя постройки, животных и жителей. В эти дни хозяйкам и самим можно было прибегнуть к магическим действиям, чтобы увеличить своё богатство, особенно в скотоводстве, поэтому чаще всего колдовали над соседскими коровами и овцами. И утром следующего дня неосторожные хозяева могли найти у себя в хлеву следы чужого колдовства – выстриженную шерсть у овец, вырезанные или выжженные кусочки кожи у коров (колдовавшие соседи затем их прибивали к дну своих маслобоек, чтобы перенять чужую удачу).
 
 
 
В пасхальную субботу у ингерманландских хозяек были предпраздничные хлопоты, хотя день считался опасным. В это время припасы уже заканчивались, а праздничный стол требовал богатого угощения. Особенно вкусны на Пасху были закрытые пшеничные пироги с рисовой крупой, с творогом или «крепким молоком». Обязательной пасхальной едой в ингерманландских деревнях также было яичное масло и крашеные куриные яйца. Яйца чаще всего красили либо луковой шелухой (и тогда получали оттенки красного цвета от бледно-розового до тёмно-кирпичного), либо листьями веников (получались красивые жёлтые и зелёные цвета), иногда мхом.
 
 
Фотография:Финки-эурямёйсэт из прихода Тюрё. 1877 г.
 
Наступало пасхальное воскресенье. Ясная погода утром говорила о будущем хорошем урожае зерна и ягод. Если солнце было в облаках, то ожидали, что заморозки погубят цветы и ягоды, и лето будет дождливым. А если шёл дождь, то все ждали холодное лето. Долго в Ингерманландии сохранялся старинный обычай, когда в пасхальное утро собирались смотреть восход солнца, при этом говорили, что «оно танцует от радости». Предусмотрительные хозяева рано утром обходили свой двор 3 раза, держа в руках острые железные предметы – косу, серп или топор. Полагали, что тогда летом змеи не будут заползать на двор. Потом все обязательно ходили в церковь на праздничную службу, и церковь в этот день едва вмещала жителей всех ближних деревень.
 
 
 
На Пасху зажигали костры. Костры кокко или пюхявалкеа (kokko, pyhävalkea) – старая дохристианская традиция. Их сооружали обычно в канун Пасхи на высоких местах вблизи полей, выгонов для скота и привычных качельных мест. Верили, что зажигание костров изгоняет плохую силу и защищает людей. В Ингерманландии были свои собственные «колёсные» костры, когда старое просмоленное тележное колесо (иногда смоляную бочку) крепили к высокому столбу и зажигали, и оно долго горело как «ночное солнце».
 
 
А.Хямяляйнен. Гуляние в деревне Питкяля прихода Скуоритса. 1943 г. Фотоархив Музейного Ведомства Финляндии.
 
В ингерманландских деревнях издавна было распространено качание на качелях. Этот древний весенний обряд был связан с культом плодородия и когда-то был распространен и у ижор, эстонцев, карел и многих других народов. Качание начиналось именно в Пасху, и качели кэйнуйя и лиеккуйя (keinuja, liekkuja) становились местом встреч для молодежи всю весну и лето. Их ставили на опушке леса, на прогонах, в сараях и овинах. На самых больших качелях, сделанных из толстых брёвен и больших крепких досок, могло усесться до 20 девушек и 4-6 парней стоя раскачивали их, держась за верёвки или оглобли, на которых было подвешено сиденье.
 
Фотография : Качели в дер. Киккеритса (Кикерицы) прихода Новасолкка. Фотография А.О. Вяйсянена. 1914 год.
 
Качельные песни пели обычно девушки, при этом одна из них была запевалой эйссялаулуйя (eissälauluja), а другие подпевали, подхватывая последнее слово и повторяя строфу. Таким образом, можно было выучить новые песни. В Ингерманландии собрано около 60 качельных песен, певшихся на пасхальных качелях. Обычными темами таких песен было происхождение качелей, сделанных либо братом, либо гостем, качество качелей и советы качающимся. Те молодые, которым не удалось попасть на качели, пели «круговые песни» ринкивирсийя (rinkivirsiä), кружась в хороводах и ожидая своей очереди.
С начала ХХ века столбовые качели стали исчезать, хотя местами их ставили ещё и в 1940-е годы.
 
Фотография: Финки-савакот из прихода Кельтто. Фотография С. Паулахарью. 1911 год. Фотоархив Музейного Ведомства Финляндии.
 
Так пела в 1901 году Мария Пурлакка из прихода Тюрё:
Ko on liekku leppiäinen, Когда качели славные,
Siit on velloine tekemä. Они братом сделаны.
Ko on liekku kankiainen, Когда качели кривые,
Siis on vierahan tekemä. Они чужим сделаны.
Suuri kiitos, kost’ Umala Благодарение Богу
Meijen potrille pojille! Да нашим парням-молодцам!
Nostiit meill’ kokon kopian, Собрали всю нашу компанию,
Meijen kaijoille ka’ule, На нашу узкую улицу,
Uhkihille uulitsoille. На широкие улицы.
 
Автор материала: 
Читайте также:
Купить палки для кровати

Комментарии

  1. вера в добро
    Красиво. Красиво подано.. , с душой. Спасибо.
  2. Яло
    А почему в пальмовое воскресенье собирали ветки вербы, а не пальмы?:) Откуда название "Пальмовое"?
  3. Guest
    Ну не растут у нас пальмы, что поделать. А на Ближнем Востоке растут.
  4. Алексей
    Жил в Кикерицах несколько лет и не знал ни старого названия ни того что уже в 1914 была,спасибо автору.
  5. Николай Кузнецов
    Автор всего написанного здесь - не Андрей Мерянин, а Конькова Ольга из Петербурга. Она вместе с Владимиром Кокко написала книгу об ингерманландских финнах. Моя семья эту книгу знает уже наизусть. И нехорошо присваивать себе чужой труд!
  6. вера в добро
    ) Вы невнимательно читаете , труд общий.
  7. susi
    Книга Кокко и Коньковой - это компиляция. Они мало что писали сами, больше списывали. Причем с ошибками.
  8. А.И.
    Совсем не компиляция, а очень хорошее научно-популярное издание. Написано доступным языком, чтобы могли читать все, независимо от уровня образования и возраста. А материалы - их собственные, основанные на их исследованиях. И молодцы, что написали такую книгу - в ней коротко и ясно рассказано основное, что следует знать не только каждому ингерманландцу, но и всем,кто живет в Петербурге и Ленинградской области, чтобы знали, на какой земле они живут. Тысячи людей не являются историками и этнографами, не могут сидеть десятилетиями в архивах. А книга - прекрасный ликбез по истории и культуре ингерманландских финнов. Не случайно в комментариях выше люди пишут, что написано хорошо. Учитесь уважать чужой труд, а не огрызаться по-волчьи!
  9. Янина Ильяйнен
    Из газеты Инкери декабрь 2010, стр. 11 http://www.inkeri.ru/wp-content/uploads/paper/inkeri2010_2.pdf "Книга представляет собой компиляцию из разных источников; новых открытий в ней нет…. Довольно обстоятельно написаны главы «Хозяйство и традиционные занятия», «Деревни иидома», «Одежда», «Семейные обряды», «Календарь и народные праздники». Правда, написанное в этих главах обнаруживает в большей мере пересказ опубликованных источников, чем знакомство с реальным материалом. Создаётся впечатление, что у авторов просто недостаточно знаний о довоенной, послевоенной, да и современной Ингерманландии…. В книге немало неточностей, есть и фактические ошибки. Город Нюен по-русски назывался Канцы, а не Шанцы (с.8). Николай Пеллинен был не бессменным, а вторым директором сельхозтехникума в Рябово (с.15). Вроде бы пустяки,тно для учёных людей несолидно…. В книге встречаются ошибки в написании фамилий (с.10), искажённые названия деревеньт(с.10, 56, 69), нелепые транскрипции – Кельтто, киэли (с.43), хэнки и сиэлу (с.97), вальвоттайя и юонъиткеттайя (с.90, 103), Кайява (с.132) и др…. Об упущениях говорить нет смысла – их перечень занял бы слишком много места. Известно, что авторы книги были ограничены в объёме, продиктованном спонсорами…. Трудно понять, чего не хватило авторам – времени или терпения… "
  10. Николай Кузнецов
    Янина! Это же писал Крюков, у которого сложные отношения с авторами. Причем тут "новые открытия"? Это не научная работа, а добротный ликбез типа мини-учебника. А где простой человек или подросток еще может почитать про ингерманландских финнов? Назовите мне хоть одну популярную книжку, которая могла бы дать общее представление и о происхождении, и об истории, и о культуре ингерманландских финнов и о многом другом? Что, все книги должны быть огромными научными трудами? Или должны быть занудливыми псевдонаучными статьями, как статьи многих наших "краеведов"? У нас эту книгу прочитали многие тысячи и многие впервые узнали что-то нормальное о своем народе. Поливать чужой труд легко, а что же "критиканы" не напишут книгу сами? Мозгов хватает только на то, чтобы осудить тех, кто старается донести знания до людей. И кстати наше henki и sielu по- русски произносятся именно как хэнки и сиэлу. И Keltto по-русски правильно произносить не Келтто, а именно Кельтто, потому наш L смягченный. Так что, Янина, меньше цитируйте завистников!
  11. Николай Кузнецов
    Никакой не общий. Слово в слово списано.
  12. Янина Ильяйнен
    Николай. Спасибо за понимание! Конечно, научный потенциал надо тратить на тех, кто будет поднимать экономику страны, ее престиж. А нам достаточно «типа учебника», мультиков и пр. И об отношениях среди ингерманландских финнов Вы тоже очень точно подметили. У Крюкова они сложные с авторами, у авторов, особенно у автора, с собственным народом… http://finugor.ru/news/o-znachenii-arhivov-nkvd-v-izuchenii-istorii-ingermanlandskih-finnov. Но Вы будете доказывать, что автор прав? Потому что историю на хлеб не намажешь. http://finugor.ru/news/o-problemah-istoriografii-ingermanlandskih-finnov-perioda-vtoroy-mirovoy-voyny
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ